понедельник, 27 октября 2008 г.

Общественное сознание и идеология

Мусиездов А. Общественное сознание и идеология // Вестник Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина. «Социологические исследования современного общества: методоло;гия, теория, методы». – 2000. - № 489. - С. 123 – 128.

Данная статья представляет собой общее рассмотрение понятий общественного сознания и идеологии, преимущественно в историко-социологическом плане. Подобное рассмотрение представляется весьма важным, так как оно, во-первых, позволяет приблизиться к формулировке определений этих понятий, а во-вторых, очерчивает тот социологический контекст, в котором главным образом марксистская социология работала с указанными понятиями. В этом, собственно и состоит цель данной работы, поэтому окончательных определений понятий общественного сознания и идеологии в статье нет. Мы хотели лишь показать понимание данных понятий, возможные различия в их понимании и определении, а также сопоставить их с концепциями немарксистских авторов.

* * *
Понятие общественного сознания было введено К. Марксом применительно к проблеме познания социальной реальности. Поэтому для рассмотрения вопроса об общественном сознании следует обратиться к методологии социального познания К. Маркса. Признавая роль идей, мотивов, побуждений в историческом развитии, классики отказывались приписывать им решающую силу в этом процессе. Их интересовало, «... какие движущие силы скрываются, в свою очередь, за этими побуждениями, каковы те исторические причины, которые в головах деятелей приняли форму данных побуждений» [9, с. 416]. «... Каково же содержание этой только формальной воли, - все равно, отдельного лица или целого государства, - откуда это содержание берется, и почему желают именно этого, а не чего-либо другого?» [9, с. 419]. А также, откуда берутся те или иные объяснения реальности, ибо их появление в определенном месте и в определенное время неслучайно. Проблема состоит в том, что, с одной стороны, мы имеем некоторую социальную реальность, а с другой – существует множество ее интерпретаций, которые, так или иначе, претендуют на объективность. Наша задача – найти истинное описание социальной реальности.

Вкратце метод К. Маркса состоит в следующем:

1. Люди вступают в определенные, необходимые от их воли отношения.

2. Общественными отношениями структурируется пространство социальных позиций.

3. Социальные позиции задают перспективу видения социальной реальности, определяющим образом влияют на схемы интерпретации.

4. На основании интерпретаций социальной реальности нельзя судить о самой этой реальности. Необходимо рассматривать само общественное бытие, коль скоро им определяются возможные интерпретации. Тогда мы сможем судить и об общественном бытии и об интерпретациях.

Именно здесь К. Марксом вводится понятие общественного сознания, но не определяется им до конца. Следуя логике марксового метода, мы можем, исходя из тезиса о том, что «общественное бытие определяет общественное сознание», заключить следующее: если общественное мнение есть совокупность общественных отношений, то общественное сознание есть совокупность интерпретаций социальной реальности. Такое определение можно условно назвать методологическим определением –общественного сознания в узком смысле.

В марксистской традиции понятие общественного сознания получило свою дальнейшую разработку, которая, впрочем, всегда тщательно соотносилась с первоисточниками, а отход от последних подвергался строгой критике. Тем не менее, дискуссии об общественном сознании никогда не прекращались, но позволяли выявить основные моменты в понимании данного понятия. Одним из них является следующий: общественное сознание присуще не отдельным индивидам, а обществу в целом. Общественное сознание есть элемент социальной системы. «В каждом случае он /К. Маркс – А. М./ строил свое исследование так, что уже в исходном пункте имел дело с системами, реализующимися и функционирующими посредством сознания, то есть такими, которые содержат в себе свои же отображения в качестве необходимого элемента (или, иначе говоря, включают в себя сознание в качестве внутреннего элемента собственного действия)» [7, с. 252]. Именно это и позволило рассматривать сознание «как функцию, атрибут социальных систем деятельности, выводя его содержание и формообразование из переплетения и дифференциации связей системы, а не из простого отражения объекта в восприятии субъекта» [7, с. 252].

Общим местом в определении общественного сознания были положения

- о детерминированности общественного сознания общественным бытием (что и являлось основной марксовой посылкой);

- об относительной независимости общественного сознания от общественного бытия (степень и характер этой независимости были предметом дискуссий);

- о конкретно-историческом характере общественного сознания (что было, собственно, реализацией марксового «принципа историзма» в изучении общественных явлений).

Ключевым в определении понятия общественного сознания был тезис о том, что общественное сознание отражает общественное бытие («общественное сознание есть социально-философская категория для обозначения фундаментального свойства социального субъекта – отражать социальную и природную действительность» [1, с. 55]). Тем самым понятие общественного сознания включалось в общефилософскую систему марксизма, ибо отражение, в соответствии с ней, есть свойство материи. Естественно, указывалось и на специфику социального отражения по отношению к другим формам отражения (сознательное отражение и реагирование в соответствии с представлением о цели и результатах деятельности; опосредованное и абстрактное отражение в форма понятий по законам рационального логического мышления; материальное и языковое выражение абстрактных понятий и отражений; зависимость от практики и детерминированность ею; субъективная, психическая форма отражения и т. д.). «Человеческое отражение мира, как и деятельность на основе этого отражения, получает субъективную форму эмоций, желаний, представлений, понятий» [4, с. 37].

«Результирующие» определения общественного сознания были предметом дискуссий и значительно варьировались у разных авторов. Дискуссионными были вопросы о том, включать ли в общественное сознание отражение необщественных отношений, науку (например, естествознание, технические дисциплины, математику); принадлежат ли политические институты общественному бытию или общественному сознанию и т. д. Так, некоторые утверждали, что общественное сознание «есть отражение общественных отношений и никаких иных» [14, с 122]. Другие же под общественным сознанием понимали «духовную жизнь общества» [1, с. 56; 6, с. 11]. Именно последнее определение и зафиксировано в учебнике по историческому материализму [10, с. 284]. При этом «духовная жизнь общества» понималась и как процесс, имеющий свои закономерности (обусловленность общественным бытием, отражение в соответствии с интересами субъекта общественного сознания, отставание общественного сознания от общественного бытия и т. д.), и как результат отражения: «Общественное сознание выступает в виде совокупности идей, взглядов, чувств и переживаний общества на определенном этапе его развития» [11, с. 10]. При этом именно результат отражения, сумма отражаемого ставится во главу угла при определении общественного сознания: «Общественное сознание в широком смысле представляет собой сумму всех идей, взглядов, теорий данного общества, его культуру в целом, совокупность всего того, что является отражением жизни общества в сознании как его отдельных представителей, так и общества в целом» [5, с. 11].

* * *
Идея существования некого аналога марксистского «общественного сознания» разрабатывалась классиками социологии, не принадлежащими к марксистской традиции. Наиболее влиятельными здесь считаются концепции Э. Дюркгейма и М. Вебера.

Э. Дюркгейм полагал, что общество есть реальность, не сводимая к сумме элементов, ее составляющих. А поэтому, помимо индивидуального опыта, в обществе, по Э. Дюркгейму, существуют коллективные идеи и представления, которые являются продуктом общества как целого, а не составляющих его индивидов. «Если можно сказать, что в некоторых отношениях коллективные представления являются внешними по отношению к индивидуальным сознаниям, то это потому, что они исходят не из индивидов, взятых изолированно друг от друга, но из их соединения, а это совершенно иное дело» [3, с. 234]. Коллективные представления есть продукт «коллективного субстрата», нечто интегральное по отношению к индивидуальным представлениям. И как таковые они относительно самостоятельны к последним, хотя и невозможны без них. «Представления, образующие ткань этой [социальной] жизни, выделяются из отношений, которые устанавливаются между определенным образом соединенными индивидами или между вторичными группами, располагающимися между индивидом и обществом в целом» [3, с. 233]. Коллективные представления выражают социальную реальность, воспроизводят, отражают ее, переводят социальные состояния в символическую форму. Фактически отождествляя религию с коллективными представлениями, выражающими социальную реальность, Э. Дюркгейм говорит о том, что в религии общество само себя воспроизводит и обожествляет. То есть ценность и сакральность религии означает, по существу, утверждение ценности общества, символически выраженного в форме религиозных представлений.

В интересующем нас значении у М. Вебера фигурирует понятие «картины мира». Они, по М. Веберу, формируются у людей посредством осознания некоторых сквозных идей и определяют интересы, преобладающий тип рациональности, выступают конституирующим элементом поведения людей. «Не интересы (материальные и идеальные), не идеи – непосредственно господствуют над поведением человека, но: «картины мира», которые создавались «идеями». Они как стрелочники, очень часто определяли путь, по которым динамика интересов продвигала дальше (человеческое) действие» [2, с.750]. Если мы вспомним, что основным понятием у М. Вебера было смыслоориентированное действие, то искомые смыслы складываются как раз в «картинах мира».

«Картина мира» есть рационализация идей. Приводя, вслед за М. Вебером, пример идеи спасения, можно сказать, что только в «картине мира» определяется конкретика этого спасения: от чего спасаться? как? и т. д. М. Вебер утверждал, что «картины мира» определяют преобладающие типы рациональности и, как следствие, способы религиозного отношения к миру, типы экономической активности и т. д. Работа «Протестантская этика и дух капитализма» как раз и посвящена выведению определенного экономического поведения (капиталистический тип производства) из определенной картины мира (протестантизм). Здесь так же, как и у Э. Дюркгейма, мы видим четкую связь между «картинами мира» и сферой религии, ибо в «картинах мира» рационализируются (то есть получают более детальную разработку) именно религиозные идеи. «... «Картины мира», которые создаются в ходе логического саморазвития основополагающих религиозных людей, воспринимаются мирянами как системы координат, позволяющих определять основные направления их жизнедеятельности, ее важнейшие цели» [2, с.752].

* * *
В рассмотрении общественного сознания ключевую роль играет понятие идеологии. Первую фундаментальную разработку это понятие получило в работах К. Маркса, а дальнейшее рассмотрение понятия идеологии происходило во взаимной критике представителей советской марксистской традиции и западных теоретиков.

К. Маркс вводит понятие классового сознания. Введение этого понятия также вытекает из его метода. Как уже было сказано, социальные позиции структурируются общественными отношениями. Сходные социальные позиции могут быть объединены в классы. Тогда социальная структура предстает уже не как структурированная совокупность позиций, а как структура классов (классовая структура общества). Коль скоро мы имеем сходные социальные позиции, то, следовательно, исходящие из этих позиций интерпретации будут сходными. Тогда мы можем говорить об интерпретациях, определяемых классами позиций, или о «классовых интерпретациях», то есть об идеологиях. Таким образом, идеология есть «классовое сознание».

В советской марксистской традиции идеология была вписана в структуру общественного сознания как его теоретический уровень. Идеология есть теоретическое сознание, система представлений, доктрина, в отличие от относительно аморфного обыденного сознания (общественной психологии). И поскольку четкие и разработанные доктрины и теории не могут быть продуктом коллективного и при том довольно массового субъекта (класса), то у идеологий есть свои авторы – идеологи, которые в систематической форме, в форме идеологий выражают классовые интересы, или, шире говоря, «классовое видение мира», его «классовую интерпретацию».

Еще одним важным моментом в традиционном понимании идеологии является следующий: поскольку социальная детерминация знания предполагает искажение реального положения вещей, постольку идеология как знание не может быть истинной. Еще В. Парето говорил о том, что реальные причины человеческих действий неизвестны и могут быть любыми (например, психологическими) и не всегда известными самому действующему лицу, а идеология служит средством их рационального объяснения, вводя качестве такового те причины, которые могут быть признаны адекватными для данного действия. Исходя из понимания идеологии как «ложного сознания», К. Маркс строил свою критику идеологии, а его последователи говорили о возможности «научной идеологии», которая бы объективно описывала социальную реальность. К. Маннхейм разделял идеологию на частичную и тотальную. Под первой он понимал следующее: «О понятии частичной идеологии мы говорим в тех случаях, когда это слово должно означать, что мы не верим определенным «идеям и «представлениям» противника, ибо считаем их более или менее осознанным искажением действительных фактов, подлинное воспроизведение которых не соответствует его интересам. Здесь речь может идти о целой шкале определений - от сознательной лжи до полуосознанного инстинктивного сокрытия истины, от обмана до самообмана» [8, с. 56]. Тотальную идеологию К. Маннхейм характеризовал как идеологию эпохи или конкретной исторической и социальной группы (например, класса), имея в виду своеобразие и характер всей структуры сознания этой эпохи или этих групп. Таким образом, основной характеристикой идеологии было признано ее несоответствие «объективной действительности».

При дальнейшей разработке темы идеологии было отмечено, что идеология не может быть по своей сущности ориентирована на объективную истину, так как иначе она не могла бы выполнять свои функции в качестве системы, стимулирующей и направляющей человеческую деятельность. Исследователи стали отмечать, что говорить об истинности или ложности идеологии неправомерно, поскольку идеологии включают в себя множество самых разнообразных положений, судить об истинности или ложности которых вообще невозможно; поскольку в идеологии всегда есть оценочное отношение к миру, а в идеологических высказываниях оценка объекта представляется как его свойство; поскольку идеология упорядочивает картину мира не в научных терминах, а в морально-этических категориях и т. д. Другими словами, идеологию стали рассматривать просто как некоторую картину мира, безотносительно к выявлению ее эпистемологического статуса. Такому пониманию соответствует современное словарное определение идеологии как любой совокупности идей и убеждений, охватывающих самые различные сферы – «от научного знания до религии и повседневных представлений о надлежащем поведении вне зависимости от того, истинны ли эти представления или ложны» [12, с.12].

Большинство других определений идеологии во главу угла ставят функции идеологии: описывать реальность, объяснять ее, оценивать, служить руководством к действию. При этом наибольшее внимание уделяется именно последней:

Идеология – «орудие организации общества, производства, классов и вообще всяких общественных сил и элементов» (Богданов) [16, с.23].

Идеология - система взглядов и идей, «в которых осознаются и оцениваются отношения людей друг к другу, социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение (развитие) данных общественных отношений» [15, с.206].

Идеология –система идей - представлений, «истолковывающих мир и развиваемых из этого ценностей и норм, которая просто побуждает отдельные общественные группы или человеческое общество вообще действовать и, следовательно, жить... Идеологию можно определить как систему побуждений и управления человеческим обществом» (О. Лемберг) [16, с.23].

Идеология – «практически-направленное знание, ставшая практикой теория» (Н. Луман) [13, с.199].

Именно выполнением этой, практической, побуждающей, руководящей и т. д. Функции и обусловлены такие ее характеристики как устойчивость к критике, выдавание частного интереса за всеобщий, тотальность описания и объяснения, сокрытие собственных социальных оснований и т. д. Не имея этих характеристик, идеология не может эффективно выполнять свою практическую функцию.

* * *
Таким образом, мы можем сделать следующие выводы:

- Под общественным сознанием советская марксистская традиция понимала совокупность духовных образований, в которых отражается «общественное бытие», общественная жизнь людей. «Общественное сознание» детерминировано «общественным бытием», а значит для того, чтобы делать выводы об общественном сознании следует основываться на изучении собственно «общественного бытия». Другими словами, изучать идеи следует только в соотнесении с изучением социальной реальности.

- Э. Дюркгейм вводит понятие «коллективных представлений», которые являются продуктом всего общества или его групп. В коллективных представлениях в символической форме выражается социальная реальность.

- Веберовское понятие «картины мира» определяется, по сути, как смысловой универсум, из которого черпают свое содержание субъективные смыслы социальных действий индивидов. «Картины мира» формируются посредством осознания некоторых сквозных идей, являются рационализацией этих идей, их конкретизацией.

- Идеология есть система представлений, доктрина, описывающая и объясняющая реальность (главным образом социальную). Важнейшая функция идеологии – управлять поведением индивидов. Марксистская традиция понимает идеологию как «ложное сознание», социально детерминированное, а значит искаженное описание и объяснение реальности. Современные трактовки этого понятия отказываются от выяснения эпистемологического статуса идеологии.

СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ:


Идеология
- система взглядов и идей, «в которых осознаются и оцениваются отношения людей друг к другу, социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение (развитие) данных общественных отношений» [15, с.206].

Картина мира - смысловой универсум, из которого черпают свое содержание субъективные смыслы социальных действий индивидов (М. Вебер).

Коллективные представления – продукт коллективного опыта, в котором в символической форме выражается социальная реальность (Э. Дюркгейм).

Общественное сознание – «сумма всех идей, взглядов, теорий данного общества, его культуру в целом, совокупность всего того, что является отражением жизни общества в сознании как его отдельных представителей, так и общества в целом» [5, с. 11].

Литература:

1. Бурдина А. И. Общественное сознание как проблема диалектического и исторического материализма. – М.: Высшая школа, 1979.
2. Вебер М. Избранные произведения. – М.: Прогресс, 1990.
3. Дюркгейм Э. Социология. - М.: Канон, 1995.
4. Живкович Л. Теория социального отражения. – М.: Прогресс, 1969.
5. Журавлев В. В. Марксизм-ленинизм об относительной самостоятельности общественного сознания. – М.: Высшая школа, 1961.
6. Келле В., Ковальзон М. Формы общественного сознания. – М.: Политиздат, 1959.
7. Мамардашвили М. К. Как я понимаю философию. – М.: Прогресс, Культура, 1992.
8. Маннхейм Х. Диагноз нашего времени. – М.: Юрист, 1994.
9. Маркс К. Избранные произведения: В 2 т. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1940. – Т. 1.
10. Марксистско-ленинская философия. Исторический материализм. – М.: Мысль, 1970.
11. Нестеренко Г. Я. Проблема сознания в марксистской социологии. – М.: Мысль, 1971.
12. Попова И. М. Повседневные идеологии. Как они живут, меняются и исчезают. – К.: Ин-т социологии НАНУ, 2000.
13. Социо-Логос. – М.: Прогресс, 1991.
14. Тугаринов Ф. С. Философия сознания. – М.: Мысль, 1971.
15. Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1989.
16. Яковлев М. В. Идеология. – М.: Мысль, 1979.

SOCIAL CONSCIOUSNESS AND IDEOLOGY

This article deals with the concepts of social consciousness and ideology. These concepts are considered in approach of the history of sociology. The aim of this paper is not the formulating the final definitions of the social consciousness and ideology, but showing the sociological context in which Marxism’s sociology have been worked with these concepts. The paper shows the distinctions in the understanding the substance of these concepts. The definition of social consciousness compares with its similarity from the theories of E. Durkheim and M. Weber. The changes of understanding the ideology, starting with K. Marx to the modern definitions are traced.

СУСПІЛЬНА СВІДОМІСТЬ ТА ІДЕОЛОГІЯ

Стаття стосується розгляду понять суспільної свідомості та ідеології. Ці поняття розглядаються в історико-соціологічному плані. Метою роботи є не формулювання остаточних дефініцій суспільної свідомості та ідеології, а виявлення соціологічного контексту, в якому переважно маркстистська соціологія працювала із зазначеними поняттями. У роботі вказано на розбіжності у розумінні смислу цих понять. Поняття суспільної свідомості порівнюється з немаркстистськими аналогами (концепції Е. Дюркгейма та М. Вебера). Прослідковуються зміни в розумінні поняття ідеології від його впровадження до соціології К. Марксом до сучасних визначень.

Комментариев нет: